Отзыв на книгу «ВСЕГДА СО МНОЙ. О моем учителе РАБАШЕ»

Отзыв на книгу "ВСЕГДА СО МНОЙ. О моем учителе РАБАШЕ" Фото Лары Лармани

Февраль. Конгресс. Израиль.

Закончился урок. Стою в длинной очереди. В руках книга небольшого формата. «Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ».

Очередь петляет, радостно журчит и вливается внутрь.

Там, в холле, уже сидит Учитель.

Он подписывает книги…

Стою. Переминаюсь. Открываю:

«Зачем живу?» – этот вопрос измучил меня, иссушил буквально. Я помню себя еще ребенком, лежу в высокой траве городского парка, смотрю на звезды и думаю с тоской и надеждой: «Может быть, оттуда ко мне придет ответ? В чем смысл моей жизни, ну, в чем?!»

И всплывает в памяти картинка.

Вот мы с папой идем летней ночью из гаража. Высокая трава, стрекочут кузнечики.

Над головой звездное небо. Ясное и чистое.

– Пап, зачем мы живем? Зачем родились? Куда уйдем?..

Буквально забрасывала его этими вопросами. Постоянно. Папы давно уже нет…

А тогда он мне пытался что-то отвечать, но это были не те ответы.

Замолкаю. Вглядываюсь в звезды.

Может, там найду ответ?..

«Назавтра было обычное рабочее утро. Около 4-х часов дня Хаим пришел ко мне и сообщил: «Сегодня мы едем учиться». Я сказал ему, что не поеду, я не впечатлился ни от них, ни от их учителя. И иврит этот я не понимаю. Короче, это потеря времени, а мы его уже достаточно потеряли».

Снова картинка.

Питер. Саперный переулок. Табличка с надписью «Клуб Зоар».

Зачем-то открываю дверь. Зачем? За свою 25-летнюю жизнь, кажется, уже все перепробовала. Горы книг, методик. Университет, аспирантура…

Сижу, слушаю Костю. «Сосуд-желание, получение, отдача…» Глаза закрываются. Усилием пытаюсь разлепить.

Да ну, очередная ерунда какая-то. Сейчас досижу, и все. Больше не приду.

«Вот так закрывают человеку глаза, уши, разум, и ты не видишь, кто перед тобой, готов все бросить и уйти. Но, все-таки, держат тебя, дают тебе шанс уцепиться. И мне дали этот шанс», – продолжает Рав.

Вот и меня (теперь-то понимаю!) неспроста «поселили» рядом с центром изучения каббалы, в соседнем переулке… «Так совпало». Иначе бы во второй раз точно не пришла…

…Спустя месяц.

После каждого занятия хватаю Костю за руки. Не даю ему уйти. В голове каша и куча вопросов! Разрывает!!! А Костя не дается, без боя не сдается, выкручивается:

– Спрашивай во время занятия, для всех. Один на один не отвечаю. И не проси! Спрашивай, чтобы все слышали.

– Так не успеваю! Времени не хватает вообще – чтобы все спросить!!!

– Если за пару дней ответ сам не придет, на следующем уроке задашь.

– А вдруг забуду?

– Значит, не вопрос и был…

«…я чувствовал себя полным идиотом. Ведь привык воспринимать материал, облачаться в него, выяснять, чертить, писать. А тут мне, с моим образованием, даже не за что зацепиться. Примерно через час РАБАШ сказал: «Хорошо, на сегодня достаточно. Продолжим в следующий раз». Я вышел от него со смешанным чувством раздражения на него, на себя, но с решением, что уж в следующий раз я во всем разберусь».

Читаю дальше – но это уже потом, в самолете, дома…

И чувствую каждую строчку. Прохожу вместе с Равом весь этот путь.

Прилепляясь, как младенец, к Высшему.

«РАБАШ проверял, – хочу ли я измениться. Буду ли пробуждать его, как плачущий младенец. Пускай, не понимая пока, что мне нужно. Просто, потому что мне плохо. … Он хотел, чтобы я обязал его заняться мною».

Проникнуть внутрь изучаемого материала…

«…Чтобы все изучаемое стало прозрачным. … Когда через слова входишь в другой мир. РАБАШ дал мне почувствовать, что есть такая возможность. И я понял, что не могу упустить ее».

Только постижение

«Не возьмешь ты каббалу разумом, и не пытайся. Только «сердце понимает».

Если постижения нет, все твои знания ничего не стоят.

К счастью, я услышал РАБАШа, вовремя раскрыл, Кто передо мной, и что надо идти за ним след в след, не раздумывая».

Да, вот тут и приходят сомнения. Да! Когда 150 раз уверился – что иного пути быть не может – вот тут-то тебя – бум! По голове. Что все это ложь, бред, иллюзия… Идешь назад, тупеешь, теряешь время…

«…поднимаются внутри тебя вопросы, именно, когда ты так уверен: «А тот ли это путь? И тот ли это учитель? Да и цель надо бы проверить…«»

Вновь смотрю на галдящую очередь. У этого рожа не та. Тот смеется противно и несет всякую ересь. А Рав, не глядя ни на кого, мрачно и сухо, просто на автомате, подписывает – лишь бы поскорее отвязаться… Мда…

Какие только картинки ни нарисуют…

Вспоминаю один из вечеров конгресса. И свое раздражение: «И это говорят со сцены? И это мои «товарищи»? Эти люди – что они вообще несут?!». Фальшь и ложь. Не могу выдержать, хочется вскочить, убежать, отплевываясь.

Ира хватает за руку. Понимает.

– Сиди. Это не для нас, понимаешь? У меня тоже такое было. Это для людей, которые пришли. Посмотри, как на них это действует. Их пробивает (пусть тебе это кажется странным). Не думай о себе, думай о них. От том, ради чего мы здесь.

– Мы-то сейчас ради чего??

– Чтобы подпирать их своими телами и мыслями сзади (мы на задних рядах), чтобы держать их, всех нас держать.

Тут возникает жгучий стыд. Как же она права! А я все снова, о себе да о себе…

Урок. Семинар.

Только было все прекрасно. Какие великие подруги вокруг. Ловишь каждое слово. Врастаешь в них, только бы ничего не упустить. Только бы!

И тут же – бац. Картинка меняется. Да ну нафиг – бросить все и уйти. Хотя бы на время. Нет сил снова что-то выдавливать из себя. И слушать, как выдавливают другие. Мрак и пустота.

Да только куда уйдешь? Что там, за воротами? Там вообще ничего нет…

Ирка ловит мой взгляд. Мгновенно все понимает. А мне вдруг становится тошно вдвойне, что меня в таком состоянии подловили.

Сажусь в круг. Пытаюсь включиться. Просто не думать о том, что чувствую сейчас. Просто отрезать. Прошу, молю включиться. И вот… постепенно… начинает проникать. Начинаю говорить сама, с трудом, что-то несуразное, мысль не идет…

Но вдруг. Один миг – и все переворачивается. Возникает поле, такое теплое, связывающее, доброе ласковое поле между нами. И в этом жизнь! Только в этом жизнь! Так и есть! Оно работает! Держаться изо всех сил, держаться – не отпускать! Всеми зубами и руками! За них, за этих величайших людей!

А еще. Ирина, дорогая, какое счастье, что познакомилась с тобой! Обнимаю тебя крепко-крепко!

Главное – ПРОСИТЬ!

«…враг – в тебе, и только с ним ты должен вести борьбу. И в то же время … «нет никого, кроме Него», и только обращение к Творцу действенно. …не молитвой, заученной по книжке, нет, а из разбитого сердца».

ШАМАТИ

«…я сразу ощутил, что все, что написано, – это написано обо мне, я сроднился с каждым словом, с каждой записанной строчкой».

Снова из памяти.

Зима, вечер, мороз. 
Дома одна.
И тут отключают электричество. Интернет соответственно. А это катастрофа…
(Вырубило несколько кварталов, как потом выяснилось.)
Телефон сел. Зарядка в ноутбуке тоже. Да и толку от него, без интернета…
И не заснуть.
Маюсь. 
Откопала огарок свечи, небольшой совсем. 
Сижу. Мысли мрачные. Каждая секунда тянется как сломанный паровоз. И свечка скоро догорит…
Тут вспоминаю, что где-то в столе должен быть фонарик. Шарю, шарю…
Нет фонарика. Но рука натыкается на маленькую книжечку.
Шамати.
В тоске, что нет фонарика, – да ну, – думаю, Шамати в огарке свечи мне зачем? Да и не хочу ничего такого сейчас читать!
Но что делать еще?
Открываю.

И… это удивительно! Но Шамати всегда открывается именно там, где надо.
И каждое слово про тебя. Вот именно про тебя сейчас, в этом твоем состоянии.
Вроде сто раз читала – а каждый раз будто заново.
И так все проясняется…

Свечка почти догорела, еле тлеет, а на душе светло!
И уже совершенно все равно, дадут электричество или нет…

Короче. 
Электричество дали! Как только огарок потух.

КРИК

«Нас сблизило «Шамати».

РАБАШ почувствовал, что эти его записи так же важны мне, как и ему … что не нужна мне другая жизнь, а только эта, такая, рядом с ним…

Но меня разрывает один и то же вопрос: «Ну, когда уже я достигну этого на практике?! Когда … смогу избавиться от этого моего врага, от гордыни, самолюбия, от эго?! Когда?!»

На этот мой крик души РАБАШ не отвечает.

Смотрит почти с усмешкой, и это вызывает бурю негодования во мне! …

Пройдет совсем немного времени, и я пойму, – он, как всегда, прав. Пойму, что в этот момент он думает именно обо мне. И хочет, чтобы этот крик мой стал молитвой.

РАБАШ говорил мне: «Хочешь выйти из темноты – начни заботиться о других». Это и было его молитвой».

Заботится о других – вот то, что многие-многие годы никак не проникало внутрь. Хотя на словах, в группе – говорилось постоянно, в каких-то там действиях по объединению…

А на самом деле. Чем дальше, тем больше раскрывалось полное «для себя» (слава богу, что раскрывалось!). И с горечью, как ни верти, не получалось обнаружить ничего другого.

Хотя…

Так вот. Все постижения – они же не в тебе!

Так говорит Семен (насколько услышала). Наш Семен Винокур.

Помню, возникала даже злость! Я тебе, Семен, про «Фому» – про Творца, про свой горящий вопрос, про Ацмуто J, про то, кто же такие мы? и все это вообще? – и почему за долгие годы никакого ответа, туда ли мы вообще идем??!

А ты мне все про «Ерёму»…

Все посылаешь по одному адресу (пусть и разными тропинками) – «туда». Наружу.

«Внутри нет ничего. В тебе – ничего. Так не получится. Сменить вектор. От себя к другим. Только так. Нафиг самокопание, только вперед!..»

И лишь спустя время доходят, проникают в сердце твои слова.

Спасибо, дорогой Сеня! Ты для меня… да тут и не скажешь.

Помнишь, спрашивала когда-то, что по-настоящему и не знаю, кто ты такой?

Может, когда-нибудь мы все раскроем кто мы такие на самом деле? Кто мы – настоящие…

АТАКА!

Извечный вопль. Чего не хватает?!

«– Подняться над своими желаниями, уподобиться отдаче, Творцу, жить, словно паря в воздухе…

Мы были возбуждены, мы жили в предощущении, что вот-вот что-то произойдет… Но проходили дни… мы понимали, что-то не срабатывает…

На пятый день Суккота … я не выдержал… спросил РАБАШа:

– Чего нам не хватает?! Чего?! … Чего нам не хватает для прорыва?!

И он почувствовал, что это не только мой вопрос, а всех нас, и ответил:

– Не хватает атаки! Атаки! Мы выйдем, если соединимся.

…Мы не сумели тогда … не сумели. И это оставило во мне незаживающую запись на сердце».

ПОСЛЕДНЕЕ ПОКОЛЕНИЕ

«…сегодня я очень ясно понимаю, что каждый вопрос, мной заданный, не из меня исходил … каждое его объяснение, не мне это предназначалось…

Он отшлифовывал на мне свою методику, необходимую, как воздух «последнему поколению». Оно уже пришло. Оно еще не поняло, что оно «последнее», но РАБАШ-то это знал, и он торопился. Он завершал всю эту цепочку – от Авраама, через все поколения великих каббалистов, до наших дней.

«А это вот тебе тетрадка “Шамати”, – и дает мне свою синюю тетрадь, с которой никогда не расставался, просто вкладывает мне ее в руку, – возьми ее себе и занимайся по ней… А теперь, иди».

И я ушел.

…Я не понял тогда, что так он прощается со мной».

Когда близкий, самый близкий человек умирает. Как это понять? Это как отрываешь от себя руку по живому с кровью и мясом. Да не руку, а что-то, без чего жить невозможно.

Вот бы когда-то обрести, ощутить… Связь полную, вечную. Бесконечную. Которая не оборвется. Которая никогда и никуда не исчезнет!

Есть ли она? Эта связь? Чтобы не только на словах?..

Подошла моя очередь.

Рав поднимает голову. Он в хорошем настроении. Берет книгу. Улыбается, подписывает…

Распространяй любовь!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •