Мы едем, едем, едем…

Мы едем, едем, едем… Изображение Luidmila Kot с сайта Pixabay

Утро. Сладко потягиваясь в тёплой постели, открываю глаза. Взгляд падает на часы…

Боже! Всё пропало!

Вскакиваю, бешено мечусь по квартире в поисках одежды… Фотожаба, конкурс… (придумали вчера пиар-ход: кто лучше всех «отжабит» шефа (сделает фото-шарж) – получит приз в 500 долларов). Сегодня запускаем! Идея моя и реализация тоже на мне! Проспала, меня уволят, всё пропало…

Вылетаю из дома. Только бы маршрутка сразу подошла и только бы не полная…

Маршрутка подходит, полная, но впихиваюсь.

Под занавес, спрессовав всех стоящих и сидящих, в маленькую газель втискиваются еще семеро беспрерывно галдящих китайцев. Ну что – поехали!

Женщина, в летах, но активная очень, впрыгивая:
– Места есть?

– Нет!

– Ну ничего, господи, не постою, что ли.

В голове проносится: ну куда ты, дура, и так не продохнуть!

Парень, что рядом со мной, уступает ей место. Подъезжаем к мосту.

Водитель:
– Парень, присядь.

– Куда я присяду?

– Присядь, говорю!

– Куда?! Нечего было столько народу сажать!

– Всем ехать надо. Присядь, оштрафуют!

– Да мне по барабану!

– Слушай, ты! Пошёл на… из машины!

Женщина, активная (всё время фоном во время перепалки):
– Нет, ну как можно?! Он мне место уступил! Ну, как можно?!

Съезжаем с моста. Водитель парню:
– На твои деньги, и выметайся!

Женщина, активная, которой этот парень место уступил:
– Нет, ну нельзя же так! Он мне место уступил, а вы выгоняете! Парень страдает! Не за себя – за других!!!

Женщина, другая, сидящая слева от меня (с лицом, убитым жизнью):
– Да где он страдает?! Вы посмотрите на него: ни тени страдания…

Женщина, активная:
– Это ваш парень?

– Не, не мой. Я врач.

Несмотря на дискомфорт, давлюсь от смеха…

Мост благополучно проехали. Парень на полусогнутых. Китайцы галдят.

Женщина, активная:
– Вы, знаете, молодой человек, я сейчас в Смольный еду, а вам скажу: у вас сегодня день пойдёт, как по маслу, сбудется всё, что вам надо.

Парень (страдальчески):
– Да ничего мне уже не надо, у меня всё есть.

Женщина:
– Как это, всё есть? Так не бывает. И белый мерседес есть? Судя по всему, нет, раз в маршрутке трясёшься!

Мужчина, проснувшийся справа (с видом растамана), задумчиво:
– Кому белый мерседес, а кому сиреневый лес…

Женщина, распаляясь:
– Вот помрёшь – и какая разница – всё есть! Сказал тоже! Сегодня день у тебя такой будет – во всем будет везти. Потому что ты страдаешь! Не за себя!!!

Женщина, что сзади (парню в ухо громким шепотом):
– Не верь ей!

Женщина, активная, входя во вкус:
– Вот что это значит – всё есть? Вот в Швейцарии люди живут – всё есть – ничего уже вроде не надо. Откуда столько самоубийств, скажите мне? А?!

Мужчина, справа, философски:
– В жизни две трагедии: когда не получаешь желаемого, и когда, наконец, получаешь…

Женщина (с лицом, убитым жизнью):
– Главное, чтобы человек не одинок был! Чтоб было ради кого жить!

– Мы едем, едем, едем в далекие края… – неожиданно, на ломаном русском мурлычет китаец. Подмигивает весело.

Женщина, активная:
– Ага! Интерес должен быть! Чтобы блеск в глазах включал! И дело-то в нас, а не в ком-то там… А ещё… Главное – чтоб вот так, чтобы вместе…

Она обвела нас всех взглядом и как-то смущённо, по-детски улыбнулась.

А я вдруг поняла, что так оно и есть: что может быть важнее того, когда вот так, «все вместе»… Это ли не счастье? И на душе вдруг стало легко-легко.

И я радостно вышла из маршрутки – фотожабу запускать.

Распространяй любовь!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •