тема: палестино-израильские отношения

тема: палестино-израильские отношения Image by leszek_kruk from Pixabay

Еще одно арабское государство готово подписать с Израилем соглашение – через 26 лет после Иордании и через 41 год после Египта. Насколько это важно для Израиля? Нужно ли было отказаться от этого ради чего-то более необходимого?

Прежде всего, разберемся с фактами. Если декларация воплотится в жизнь, это означает полноценные дипломатические отношения, обмен послами, создание посольств, прямые полеты, экономическое сотрудничество, кооперацию в таких сферах, как борьба с коронавирусом, здравоохранение в целом, энергетика, водные ресурсы, сельское хозяйство, технологии и др. Иными словами, речь идет не о бумажке, не о фиговом листке, а о реальной пользе для обеих стран.

Размышлениями на эту тему поделился Д-р Михаэль Лайтман на встрече с журналистами 16 августа 2020 года.

Я не думаю что это ловушка потому, что мы уже находимся в нескольких таких соглашениях. Отношения наши с Арабскими Эмиратами уже давно нельзя назвать воинственными и это соглашение уже ожидалось. И есть ещё такие страны, например Мароко, с которыми мы находимся на пути к подписанию соглашений. Давайте скажем так, нет причин ни географических ни человеческих для того чтобы были между нами разногласия. И поэтому можно определить хорошие отношения.

Также и с Египтом. Нет у нас каких-то особенных противоречий, если не считать последние несколько десятков лет, когда было недопонимание, которое возникло из-за англичан. Но глубоких идеологических разногласий, уходящих корнями в историю, такого не было. Поэтому я думаю, что с Арабскими Эмиратами не будет проблемы.

Вопрос: Почему подписание этого соглашения именно сейчас? Какое у него историческое значение?

Есть хороший повод. Они считают что если мы не подпишем соглашение, что мы относим к себе части прилегающие к Иордании, тогда они готовы подписать договор с нами, так как получают хорошие условия. Они заботятся о том, чтобы Израиль не присвоил себе какие-то части прибрежной Иорданской зоны, которые якобы находятся в Палестинской автономии. Я не знаю так это или нет, но так это слышится. То есть они могут оправдать себя в чём-то.

Вопрос: Так на самом деле что важнее нормализация отношений с Арабскими Эмиратами или эти прибрежные зоны?

Я думаю, что в первую очередь конечно соглашения с Арабскими Эмиратами и с богатыми устойчивыми странами. Это может быть хорошим примером для других. Эти разногласия постоянно ставили нас перед множеством враждебных сил, и организаций. Есть множество таких примеров когда государства пытаясь контролировать те или иные территории успешно пользовались этим.

Сила народ Израиля не в готвности стоять на своём до конца. Это свойство Тора как раз называет упрямством, и конец может быть трагичен. Наша сила-в единстве. Только когда все мы едины, мы можем действительно стоять на своём во благо миру и себе. А пока мы не способны на это, нет смысла строить из себя праведников.

В двухтысячных годах я сам кричал об угрозе уничтожения и необходимости жестких мер, чтобы спасти страну. С тех пор моих взгляды не изменились. Только взгляды эти – не политические. Я оцениваю состояние мира и состояние народа не только по внешним, но, в первую очередь, по внутренним признакам. И сегодня я вижу, что договор с ОАЭ стратегически важнее территории, право на которую зависит от качества нашей взаимосвязи, а не от политических решений.

Вопрос: О каких глобальных тенденциях свидетельствует этот договор?

Когда-то в войнах против Израиля участвовали десятки арабских государств, включая все близлежащие. Сегодня ситуация совершенно иная.

тема: палестино-израильские отношения
Image by ErikaWittlieb from Pixabay

Вообще, мир на Ближнем Востоке – дело тонкое. Мирный договор в нашем регионе – не гарантия, а сдерживающий фактор. Мир с тобой будут соблюдать, пока ты силен. Если же ты слаб – не ищи защиты в подписанных когда-то бумагах, не поможет.

Поэтому для установления подлинного мира здесь потребуется еще, как минимум, несколько десятков лет. Надо понемногу развивать отношения, открывать границы для взаимных визитов, знакомиться друг с другом не по Википедии и выстраивать дело так, чтобы обеим сторонам было невыгодно возвращаться к вражде.

К примеру, в прошлом веке Германия и Франция были врагами, а теперь жизнь изменилась настолько, что им нет никакого смысла начинать вооруженный конфликт. И дело уже не в договорах – скорее, в восприятии граждан и правительств. Все открыто, границы сняты, люди живут почти как в одной стране.

Нам до этого еще далеко, но время делает свое, если использовать его целенаправленно.

Разумеется, есть и противники соглашения – идеологические враги Израиля и иже с ними.

Вопрос: Раньше считалось, что настоящий мир с арабами начнется как раз с палестинцев. Это было ошибкой?

Да. Палестинское руководство служит интересам наших врагов. Оно пойдет на попятный только под сильным давлением арабских стран. И тогда сразу проявится кардинальное различие между нынешними главарями и самими палестинцами, для которых противостояние с Израилем давно уже стало костью в горле. Многие из них отлично знают, какие преимущества сулит им мир, но не могут поставить у власти умеренных, реалистичных лидеров, которые повернули бы, наконец, штурвал.

В конечном счете, мир между Израилем и палестинцами зависит от “воспитательных мер” с обеих сторон. Спустя несколько десятилетий согласованная стратегия действий в этом направлении увенчалась бы полным согласием и абсолютно мирным сосуществованием, несмотря на различия в религиях, ментальности и образе жизни.

Жаль, что мы не желаем заглядывать далеко вперед. Наоборот, нас старательно отучают от стратегического видения. Проблема Израиля не в палестинцах, а в средствах массовой информации и их хозяевах. Они намеренно “утыкают” народ носом в сегодняшний день и не дают поднять голову, чтобы разглядеть общую картину. В результате мы оказываемся в заложниках у собственной недальновидности.

Пора уже покончить с этим. И нам было бы намного легче оторваться от отдельных штрихов, от навязанного фрагментарного взгляда на мир, если бы мы начали сближаться друг с другом. Наша картина станет цельной, когда мы сами станем единым целым. И наоборот, пока мы расколоты, у каждого своя правда, а истины нет ни у кого.

С другой стороны даже в этом плачевном состоянии значительное большинство в народе предпочло нормализацию аннексии. Следовательно, мы достаточно зрелы, чтобы понимать: будущее за добрыми отношениями, если только правильно их выстраивать.

Осталось лишь понять, что это относится и к нам тоже. Внутри себя мы тоже должны предпочесть взаимодействие расколу. Наше внутреннее согласие над всеми противоречиями намного важнее любых внешних договоров.

Распространяй любовь!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •