Каждый октябрёнок мечтает стать пионером…

Каждый октябрёнок мечтает стать пионером… Image by Taken from Pixabay

Зимнее утро. Конец 80-х. За окном темно.
Завтракаем на кухне с мамой под бодрые звуки «Пионерской зорьки».
– Какой октябрёнок не мечтает стать пионером… !!! – несётся из старенького радиоприемника.

Ух! Аж дух захватывает – когда ж, наконец? И приятно сосёт под ложечкой – уже не за горами! Скоро, вот уже совсем скоро…

И… вот! Свершилось! Стоим, вытянувшись в струнку, под знаменем. С галстуками на груди. В начале большого и светлого пути!

А накануне на собрании спросили: зачем хочу быть пионером? «Говори, – мол, – как есть». Робея, озвучила самое заветное: «Чтобы вместе ходить в походы и жечь костры…». На этом слова иссякли. 
А вообще – виделось что-то огромное и весёлое – вот в этом «ВМЕСТЕ». 
Что вместе? Да всё, что угодно!

Через неделю вызвали к директору.
– Ты что, староста, подрываешь коллектив изнутри??? Ну-ка, давай выкладывай перед Советом школы – что за подпольную деятельность ведёшь?

Сначала не поняла, чего хотят? Но коленки задрожали.

– Что за записками на уроках перекидываетесь, а? Нам донесли! 
Показывают скомканные листочки…
Поднимаю на директора удивлённые глаза. В голове один вопрос: «Тамара Сергеевна, Вы дура?»
Мы всего-то придумали «тайный язык» и играем в увлекательную игру…
За что?? 
Пытаюсь объяснить. 
Что мы такого сделали? Ведь просто играли!
Не понимают, не слушают….

– Ты должна любить одноклассников, уважать старших, честь коллектива, его устои, правила…
Директор раскраснелась… На лбу испарина… 
Пытаюсь вставить слово, озираюсь по сторонам. Непроницаемые лица. 
Что же вы? Нет, ну, как же? Послушайте…

Выйдя из кабинета, поняла – исключат. Как сказать дома? Ноги ватные. Мысли тяжелые. Страшно.
Друзья глядят косо и держатся в стороне. Кто-то злорадные рожи строит. Из двоечников. Они всегда завидовали…
Какое уж тут «вместе», вот тебе и пионер, думаю с горечью.

Конец второй смены. Выходим на задний двор. Впятером. Мне и так паршиво, а они ещё дразнятся.
Вокруг темно, тихо, ни души.

И вдруг из темноты трое взрослых ребят. Обступили. И начали насмехаться. Потом ударили одного из наших. Отлетел. Потом другого. Вошли в азарт. Говорят – давай всех отколошматим. 
Больные, что ли? Зачем?!

И главное – что делать? Хоть я и дралась в детстве отменно – но в рамках своей весовой категории. А эти лбы – в два раза больше. Мы маленькие. Смотрю, уж очень маленькие. Скукожились.

Секунда. Переглянулись. И… как-то вдруг – не сговариваясь. Кинулись друг к другу в объятья и сцепились в один клубок – попробуй растащи! Инстинктивно как-то получилось.

Эти, большие, замерли, хмыкнули. Походили вокруг. И вроде пообмякли. Потом: «Ладно, мелкота паршивая», «Ну их, Серёга, пошли».

А мы так ещё и стояли.
Стояли и стояли. 
Под куртками колотились сердца. Отчаянно и нервно. 
Казалось, стук разносится в тишине двора-колодца. Отражается от тёмных стен… входя постепенно в один ритм.

Стоять бы так целую вечность… в объятьях друзей. 
Настоящих друзей.

На следующий день ситуация со мной, с этими записками, благополучно разрешилась. Ни из пионеров, ни из школы не исключили.
А ещё через полгода рухнула пионерская организация.

Ну а мы – те самые пятеро – так друг друга и держим. Крепко, не отпускаем.
Поняли тогда – что значит вместе.

И сегодня, глядя на то, что творится в мире… 
Думаешь. Неужели нам… Чтобы перестать грызть друг друга… Нужно обязательно получить палкой по голове?

Может, можно по-другому? 
Вот бы только это понять и захотеть.
Всем вместе…

Распространяй любовь!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •